События 9 июля в истории Ярославской области:

1716 год

 

Освящения (28.06.1716) Федоровской церкви в Толчковской слободе Ярославля после окончания работ по росписи стен

Четырёхстолпный пятиглавый приходский храм на правом берегу Которосли посвящён иконе Фёдоровской Богоматери. Написанная знаменитым мастером Гурием Никитиным (между 1620 и 1625 – 1691) для деревянной церкви Николы на Пенье в Толчкове, позднее она была перенесена в специально построенный (1682-1687) для неё холодный храм того же прихода. История создания иконы и строительства Николо-Пенской и Фёдоровской церквей отражена в рукописной «Повести о начале зачатия и поставлении...» XVIII в. В этом подобии летописи говорится, что на деньги от вклада «в вечное поминовение души» прихожанина Ивана Данилова сына «прозванием» Ерёмина в 1715 г. начались стенописные работы местной артелью под руководством Фёдора Игнатьева (1649?–1720) и Фёдора Фёдорова (?–1732). На следующий год роспись была закончена, и 28 июня церковь освящена епископом ростовским и ярославским (1711-1718) Досифеем (Глебовым). Названные мастера-живописцы были выдающимися иконописцами-знаменщиками, участвовали в росписи многих ярославских церквей. Их работы отражают новое направление в искусстве Ярославля 1690–1720-х гг., для которого характерны динамичность сюжетов, многолюдность композиций и пышная декоративность. Исследователи отмечают в творчестве Фёдора Игнатьева и Фёдора Фёдорова непосредственность и творческую свободу стиля, вместе с тем подчинённые высокой духовности. Стенопись церкви Фёдоровской Богоматери состоит из 438 сюжетных клейм, сгруппированных в 25 иконографических циклов. Паперть церкви не была расписана. В центральном куполе помещено изображение Спаса Вседержителя с раскрытым Евангелием. В барабане – 8 праотцев в рост и 16 ветхозаветных пророков. На парусах написаны евангелисты, между ними – «Спас на убрусе», «Богоматерь Знамение» и ангелы с зерцалами. Своды украшены изображениями праздников: северо-восточная сторона – Благовещения и Рождества Богородицы (с апокрифическими сценами), юго-восточная – Рождества Христова и Сретения; на западном своде помещена композиция «София созда себе дом». Подпружные арки и столпы заняты 46 сценами деяний апостольских. В нижней части столпов, на восточных их сторонах, написаны два оригинальных изображения полуфигур Христа и Богородицы в пышных медальонах из цветочных гирлянд, напоминающих оформление парадных царских портретов того времени. Стены храма разделены киноварными разгранками на 6 ярусов. Пять верхних шириной до 2-х м заняты сюжетными фризами, шестой (1,3 м) – орнаментом из вьющихся красновато-коричневых стеблей и листьев и зелёно-голубоватых цветов. На западной стене в этом ярусе вместо орнамента даны 6 картин на сюжеты «Песни Песней». В крупных люнетах стен, образующих верхний ярус, располагаются многофигурные композиции праздников, среди которых преобладают праздники богородичного цикла – «Живоносный источник», «Покров», «Собор Богородицы» и «Введение во храм». В остальных сюжетных фризах тематические циклы следуют один за другим непрерывно, начинаясь в одном ярусе и переходя в другой. На северной и южных стенах впервые в Ярославле однофигурные эмблемы заменены сложными сюжетными. На южной стене изображена история иконы Фёдоровской Богоматери: нахождение иконы в лесу на сосне костромским князем Василием, охотящимся со слугами и собаками; встреча крестного хода с иконой у ворот Костромы; победа над Батыем в виде битвы у стен города. Весь нижний шестой ярус посвящён теме прославления Богоматери, пятый – Страстям Христовым. Роспись выполнена в резкой цветовой гамме, основными элементами которой являются тёплые тона: золотистая охра, разбелённая зелень и красно-коричневая черлень. Открытый характер несложной и грубоватой цветной палитры; доведённая до предела плоскостность трактовки; орнамент, пышно и разнообразно покрывающий одежды и изображаемые предметы, придают росписи характер очаровательного лубка. Лубочный характер носит и сам подбор сюжетов, особенно в нижней части стен храма. Здесь отражена бьющая ключом жизнь с множеством реалистических бытовых подробностей и жанровых сцен. Тематика живописи подсказана десятью «чудами» из книги Иоанникия Галятовского «Небо Новое». Интересна картина, изображающая пожар Костромы, на которой жители спасают от огня сундуки со своим имуществом. Росписи создавались в период войны Петра I со шведами. Талантливый знаменщик Фёдор Игнатьев придал многим сценам неповторимые черты своей эпохи, живо, динамично, непосредственно показав в росписи морские и сухопутные битвы. Например, в «Чуде спасения Царьграда от сарацин» реально изображён трехмачтовый шведский корабль «Элефантина». Неповторимое своеобразие росписи придают превосходно написанные архитектурные кулисы, в облике которых угадываются реальные формы дворцов в стиле петровского барокко. Роспись имела тёплый, насыщенный цветом, радостный колорит. В 1862 г. фрески были частично прописаны клеевой краской. Стенописи сильно пострадали, особенно в то время, когда храм был закрыт и использовался под склад.

Повесть о начале зачатия и поставлении первыя деревяныя церкве святаго Николая чудотворца что на Пенье... [Николо-Пенской и Федоровской церквей] // Ярославские епархиальные ведомости. Ч. неофиц. 1872. № 35 (30 авг.) С. 275-281; № 36 (6 сент.) С. 283-292; № 37 (13 сент.) С. 293-298.

Суслов А. И., Чураков С. С. Ярославль. М., 1960. С. 227-230.

Брюсова В. Г. Русская живопись 17 века. М., 1984. С. 128-133.

Словарь русских иконописцев XI-XVII веков. 2-е изд., испр. и доп. М., 2009. С. 294-295; 718-719.

Шемякин А. И. Словарь мастеров художественных ремесел Ярославля XVIII-XIX веков. Ярославль, 2012. С. 67, 141.

Дата обновления: 07.05.19.

1722 год

День основания Ярославской Большой мануфактуры, ныне - комбинат "Красный Перекоп" (28.06.1722)

В период политических и экономических реформ начала XVIII в. Петр I поощрял торговлю и промышленность, содействовал развитию мануфактур. В Ярославле западнее церкви Николы Мокрого были устроены оружейный и полотняный "государевы дворы", на которые прислали пленных шведских мастеров. Дальнейшая судьба казенных предприятий неизвестна, очевидно, в промышленности нужна была частная инициатива. Одними из первых ярославских купцов, наживших большие средства торговлей и вложивших капитал в устройство фабрик, были купец гостиной сотни Максим Семёнович Затрапезнов и его сыновья. Иван Максимович оказался среди тех купеческих детей, которые по приказу Петра были отправлены за границу для обучения наукам и ремеслам, в частности "холщовому делу". Через семь лет Иван Затрапезнов возвратился в Ярославль и взял в свои руки управление делами отца. В это время (1721) Петр I издал указ о создании в Москве полотняной (льняной) мануфактуры. Наладить производство поручалось обрусевшему голландцу Ивану Тамесу. Указ определял купцов, которые должны были стать компаньонами Тамеса, и среди них были названы Максим Затрапезнов и его сыновья (очевидно, они были известны государю). Затрапезновы предложили Тамесу, кроме Московской мануфактуры, наладить полотняное производство в Ярославле. Зимой 1722 г. совместное прошение было направлено в мануфактур-коллегию. Добиваясь разрешения на открытие мануфактуры, просили об отводе для этого двух участков земли: "двора пустого, на котором делали полотна шведские арестанты, и пустопорожнего места за рекою Которослью в угодьях Спасо-Ярославского монастыря, за слободкою Новофедоровскою на ручье Кавардаковском, под отбелку полотен". Петровская мануфактур-коллегия удовлетворила прошение и передала компаньонам просимое место для постройки, с оценкой "безденежно". Приказ коллегии датирован 28 июня 1722 г. Этот день является днем основания Ярославской мануфактуры. Строительство её происходило в трудных условиях. Местность, отведенная под мануфактуру, была болотистой, заросла кустарником. На расчистку и осушение согнали окрестных крестьян. Были вырыты пруды и каналы, по которым из Которосли поступала вода, необходимая в производстве. Были поновлены и сооружены плотины, на которых устроили три мельницы – бумажную, масляную и мукомольную. Таким образом, на мануфактуре было бумагоделательное производство. Кроме того, была построена и ленточная фабрика (1723). По соседству с мануфактурой разбили регулярный парк с фонтанами, искусственными прудами и мраморными статуями. Композиционным центром парка служила небольшая деревянная часовня (заменена ныне существующей церковью Петра и Павла). Кроме того, хозяева построили на "голландский манер" двухэтажный особняк. Ковры, зеркала, шелковые обои, роскошная мебель и заморские украшения свидетельствовали о богатстве владельцев дома, похожего на дворец петербургского вельможи. Резким контрастом этому дворцу и парку являлись домики фабричных рабочих между церковью Николы в Меленках (1672) и вновь построенной - во имя Донской иконы Богородицы. Менее четырех лет понадобилось основателям для того, чтобы мануфактура начала давать продукцию. Полностью все работы по сооружению предприятия были завершены к 1731 г. Так начала работать первая в губернии "Ярославская мануфактура Тамеса и Затрапезнова с сыновьями". Сырьем служил лён; все этапы его обработки, прядение и ткачество осуществлялись вручную. В момент пуска на этом сравнительно небольшом предприятии работало 172 ткацких стана, а общее число рабочих было немногим более 500. Вскоре И. Тамес умер, и дальнейшее развитие Ярославской мануфактуры связано с семьей Затрапезновых и прежде всего с деятельностью Ивана Максимовича Затрапезнова. После смерти отца (1731) Иван и Дмитрий произвели раздел. Дмитрий получил пай деньгами и начал строить полотняную фабрику на левом берегу Которосли. В Ярославле оказались две полотняные фабрики, находившиеся во владении Затрапезновых. Чтобы отличить их, одну - построенную в слободах за Которослью, называли Ярославской Большой мануфактурой (ЯБМ), другую - меньших размеров, принадлежавшую Дмитрию, именовали Ярославской Малой мануфактурой. С каждым годом укреплялось экономическое положение ЯБМ, росла и ее известность. Изделия мануфактуры широко расходились не только на рынках России, но и за границей. Все более известным становилось и имя ее хозяина - ярославского "купеческого сына" Ивана Затрапезнова. Дважды его наградили: в первый раз – по именному указу (1738) чином директора над ЯБМ в ранге коллежского асессора, дающего право на потомственное дворянство, во второй - рангом коллежского советника. В сентябре 1741 г. Иван Затрапезнов умер. Наследником стал его несовершеннолетний сын Алексей. В 1764 году Ярославская Большая мануфактура перешла в руки нового владельца, за 600 тыс. рублей ее купил коллежский асессор Савва Яковлев. Его биография была типичной для многих торговцев и промышленников XVIII в. Мещанин из города Осташкова Тверской губернии, он прибыл в Петербург "с полтиной в кармане и с родительским благословением". В столице С. Яковлев занимался торговлей мясом. Через некоторое время скромный мещанин превратился в богатейшего человека. Свои деньги Яковлев вкладывал в промышленность, скупая золотые прииски, заводы на Урале и в других местах, в том числе в Ярославле. После смерти Саввы Яковлева ЯБМ перешла к его наследникам, они владели ею вплоть до 1856 г. Рабочие на предприятии подвергались чудовищной эксплуатации. В это время мануфактурное производство переживало кризис: в середине XIX в. работали на том же оборудовании, что и во время основания, продукция не могла конкурировать с заграничными товарами, спрос на неё падал. В апреле 1857 г. московские купцы Иван Андреевич Карзинкин, его брат Андрей и петербургский купец Г. М. Игумнов, купив мануфактуру Яковлевых, превратили её в капиталистическое предприятие. Было учреждено "Товарищество ЯБМ бумажных изделий". Сменилась специализация: стали развивать производство хлопчатобумажной пряжи и тканей. На новом месте (там же здания располагаются и в настоящее время), причем очень быстро – через год – был построен первый пятиэтажный корпус, а в 1860 г. была готова основная часть фабрики, так называемой "старой". Строительство продолжалось и в последующие сорок лет. Производство было оснащено новыми для того времени паровыми машинами, механическими ткацкими станками. В 1902 г. число рабочих на фабрике по сравнению с 1861 г. увеличилось с 900 человек до 10 тыс. Общее рабочее население, включая членов семей, составляло в 1898 г. более 17 тыс. человек. Были предприняты меры для улучшения быта и здоровья рабочих. Эти меры, а также высокое качество изделий были оценены в 1900 г. на международной промышленной выставке в Париже: фабрика была награждена Гран-при, золотой и серебряной медалями. Чистая прибыль в том же году превысила 2 млн. рублей.

Грязнов А. Ф. Ярославская Большая Мануфактура за время с 1722 по 1856 г. М., 1910. - [8], IV, 552, [2] с. : ил., 41 л. ил.

Фабрика "Красный Перекоп", 1722-1933 : [в 2 т.] / ред. Ф. Самойлов. М., 1935-1936. (История фабрик и заводов). Т. 1 : Паялин Н. П. Волжские ткачи, 1722-1917. 1936. 403 с. ; Т. 2 : Федорович В. Волжские ткачи, 1918-1933. 1935. 391 с.

Балуева Н. Н. Ярославская Большая мануфактура : страницы истории комбината "Красный Перекоп", 1722-2002. Ярославль, 2002. 270 с.

Дата обновления: 07.05.19.

 
 

© Все права на материалы, опубликованные на сайте demetra.yar.ru, принадлежат ГАУК Ярославской области «Ярославская областная универсальная научная библиотека имени Н.А. Некрасова» и охраняются в соответствии с законодательством РФ.
Использование материалов, опубликованных на сайте demetra.yar.ru допускается только с письменного разрешения правообладателя и с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал demetra.yar.ru, до или после цитируемого блока.