Поиск

   

Баталов С. Песни для дудочки (Рецензия на книгу О. Коробковой "Сиринга")

Есть одна древнегреческая легенда о том, как бог Пан погнался за нимфой. Нимфа убегала, страшась его уродства, а не успев убежать - обернулась тростником, из которого Пан вырезал дудочку и играл на ней, печалясь о любимой... Этот музыкальный инструмент, представлявший собой несколько дудочек разной тональности, связанных друг с другом, в древней Греции назывался словом «сиринга». 
В 2014 году при поддержке союза российских писателей вышла книга поэта Ольги Коробковой «Сиринга». В книге собраны стихи поэта, начиная с 1998 года и заканчивая самым недавним временем. 
От стихотворения к стихотворению мы видим путь, пройденный поэтом за прошедшие годы. Основные периоды этого пути отражают разделы, на которые разбита книга. Каждый из них звучит в своей тональности.
«Невинные времена» - период поиска себя, какие-то совершенно романтические стихи о странствиях, свободе и творчестве. В этих стихах ещё нет драматического надлома, той болезненной и жгучей искренности, которая свойственна дальнейшим стихам. Это просто размышления о себе и мире вокруг. И - о любви, ожидаемой, но ещё не пришедшей.

Я одна в деревенском доме.
Жизнь как лето, – на переломе.
Что стоять у судьбы на стреме - 
Так и так всё впотьмах.
А на месте мне не сидится.
Плачет каждая половица: 
«Ах, зачем же ты не синица
В чьих-то цепких руках!..».
2000 г. 

«Счастье-несчастье» - любовная лирика. Сердцевина сборника. Очень искренний рассказ о любви, непростой, трудной и болезненной, любви, так и не воплотившейся в счастье и о влюбленных, которые так и не обрели свой дом.. Самая яростная, сильная, жгучая часть сборника.

Как море зализывает следы на песке,
так время заглаживает твои отпечатки
на тонкой коже моей, на глазной сетчатке, -
и так истираются линии на руке…

Но что-то внутри – оно всё равно сильней
летейской воды и безоглядной разлуки.
И не заживают следы, отпечатки, звуки –
как раны от струн твоих, о мой Орфей.
2005 г.

«Годовые колечки» - изживание этой любви. Постоянное, раз за разом, возвращение к ней, проигрывание внутри себя, вновь – болезненно, вновь – всерьез, но уже с ясным осознанием того, что уже все случилось. Любовь закончилась, дом не построен.

«Счастье-несчастье, «денисьевский цикл»…

Утро, и кофе, и солнечный цирк –
Солнечный круг – и рисунок вокруг…
Все разговоры – о главном, мой друг.

Близко ли мы? – далеко, далеко,
Словно бежит на плиту молоко:
Краешек ковшика рядом – но вот
Пенку твою мне никто не вернёт.

В последнем разделе «Своими именами» тональность сборника снова меняется. Это - период примирения с реальность. Драматическая любовь вспоминается всё реже, хотя и с не меньшей горечью, взгляд героини обращён на более насущные вопросы: взросление дочки, празднование нового года. Дом так и не построен, но героиня уже умеет создать домашний уют вокруг себя. Это время принятия мира. Это время, которое оставляет надежду, что наступит новый этап, светлый и радостный. 

И та моя душа, которой в книге судеб 
прочитан детских стих, изведан взрослый грех, -
она тебя простит, она тебя забудет:
она светлее всех и радостнее всех.
(«…И та моя душа, которая рыдает…») 

Об этом говорят сны героини, в которых словно бы представляется другая, светлая и радостная, реальность. 

Сегодня во сне ты приехал ко мне…
Я так берегла этот солнечный сон!..
Я длила его, отвернувшись к стене, 
Но, без разговоров, закончился он…
(«Сегодня во сне ты приехал ко мне…»)

Лирическая героиня сборника – современная женщина, которая, как это свойственно людям во все времена, ищет свою любовь. Образ несозданного дома, который проходит через весь сборник, словно бы символизирует это состояние. Любовь остается невоплощенной, в какой-то степени – так и не случившийся.
Но случилась лирика. Все разделы сборника, словно дудочки сиринги, каждая в своей тональности рождают грустную и тонкую музыку. Это очень музыкальные и тонкие стихи, точные по форме, без ярких образов, но с внятным и прямом, предельно искренним высказыванием. Они наследуют акмеистам, и их духовным наследникам. Вспоминаются Александр Кушнер. Георгий Иванов…
Последним разделом книги «Лыко в строку» идет лирическая проза поэта, которая словно бы комментирует поэтическую часть сборника, что помогает понять многие стихотворения. Книга иллюстрирована черно-белой графикой Юлии Стрижовой, которая очень точно совпадает с тональностью сборника. Книгу предваряет очень доброжелательное вступление поэта лауреата Григорьевской премии Андрея Пермякова. 

 

Ярославцы - участники Первой мировой войны

Участник Первой мировой войны. Уроженец села Великое. В 1914-1917 гг. воевал в составе пехотного подразделения в Восточной Пруссии. Участвовал в...

Новые материалы

Сорокины, купеческий род

13-06-2017 Персоны г. Ярославля

Первые документальные сведения о Сорокиных относятся к середине XVIII в. Семён Фёдорович Сорокин (1732-1797), живший в приходе ярославской церкви Св. Симеона Столпника, владел несколькими лавками ... Read more

Смирнов Пётр Арсеньевич (1831-1898), купец

13-06-2017 Персоны Угличского района

Родился 9 января 1831 г. в деревне Каюрово Мышкинского уезда (ныне – Угличский район). Получив вольную, он вместе с отцом ушёл на заработки в Москву, где сначала работал половым, потом управляющим... Read more

Скрипины, купеческий род

13-06-2017 Персоны г. Ярославля

Скрипины – одна из самых видных фамилий Ярославля XVII в. Торговый капитал братья Иоанникий (Аникей) Иванович и Вонифантий Иванович Скрипины сформировали благодаря торговле пушниной в Сибири. Мене... Read more

 
 

© Все права на материалы, опубликованные на сайте demetra.yar.ru, принадлежат ГАУК Ярославской области «Ярославская областная универсальная научная библиотека имени Н.А. Некрасова» и охраняются в соответствии с законодательством РФ.
Использование материалов, опубликованных на сайте demetra.yar.ru допускается только с письменного разрешения правообладателя и с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал demetra.yar.ru, до или после цитируемого блока.